New Style - TwiLight 4: Breaking Dawn

 Сумерки

Фотогалерея Сумерки: скачать обои на рабочий стол
Добавить в избранное

Актуально


Реклама

Купить диплом в Самаре лучше здесь быстро и недорого. . леденец с логотипом производство прямо в Москве 4afd9476

 Друзья

Поддержите наш ресурс, разместите кнопку Сумерки 4 на своем сайте :)

Получить код нопки

 

Статистика

ukraine brides ladies contador de visitas счетчик посещений
-

 

 

 

 


Рассвет42



    Если не считать их препирательств, размеренного дыхания Сета и сердитого пыхтения Ли, вокруг стояла тишина. Эмметт, Элис и Эсми отправились на охоту. Джаспер остался присматривать за мной, и, стараясь не навязывать своего присутствия, сидел за поворотом лестницы.
    Самое время воспользоваться тишиной и покоем: надо переварить все то, что Эдвард и Сет успели рассказать, пока Карлайл занимался переломом. Я столько всего пропустила, сгорая в своем огне, пора наверстывать.
    Во-первых, окончилась вражда со стаей Сэма, поэтому-то остальные и бродят безбоязненно где и когда вздумается. Перемирие теперь крепче прежнего. Или строже. Как посмотреть.
    Строже, потому что самый незыблемый из законов стаи гласит: волк не вправе убить объект импринтинга своего собрата. Иначе вся стая погибнет от невыносимых душевных мук. Проступку такого рода, будь он умышленный или нечаянный, нет прощения. Волков, вовлеченных в конфликт, ждет смертельная схватка, по-другому никак. Подобное уже случалось, по словам Сета, правда, давным-давно и по неосторожности. Намеренно ни один волк такую подлость не совершит.
    Значит, чувства, которые испытывает Джейкоб к Ренесми, делают ее неприкосновенной. Я попыталась настроиться на радость по этому поводу и прогнать горечь. Не вышло. Противоречивые эмоции умудрялись уживаться.
    Во-вторых, мое перерождение Сэма тоже не возмущает – потому что Джейкоб властью ритуального вожака стаи дал добро. Как же горько сознавать снова и снова, сколько Джейкоб для меня сделал, когда хочется просто вцепиться ему в глотку…
    Чтобы справиться с эмоциями, пришлось срочно повернуть мысли в другое русло. Вот еще одно загадочное явление: между отдельными стаями по-прежнему тишина в эфире, но вожаки обнаружили, что могут общаться в волчьем обличье. Не так, как раньше, правда, когда мысли они тоже слышали. Больше напоминает разговор вслух, как объяснил Сет. Сэм слышит только те мысли, которые позволяет ему услышать Джейкоб, и наоборот. На расстоянии они тоже могут переговариваться, так что общение налаживается.
    Все это выяснилось, только когда Джейкоб – несмотря на протесты Сета и Ли – отправился ставить Сэма в известность насчет Ренесми (в первый и последний раз за все время от нее отлучившись).
    Сэм, осознавший серьезность перемен, прибыл вслед за Джейком, и у них с Карлайлом состоялся разговор. Общались они в человеческом облике (потому что Эдвард не мог отойти от меня, чтобы переводить). Перемирие заключили снова. Однако о дружбе речи нет.
    Одной большой проблемой меньше.
    Зато остается другая, не такая грозная, как стая разъяренных волков, и все же не менее существенная.
    Чарли.
    Утром он разговаривал с Эсми, но это не помешало ему позвонить снова, аж два раза, когда Карлайл перевязывал Сета. Эдвард с Карлайлом трубку снимать не стали.
    Что ему сказать? Может, Каллены правы? Может, разумнее и милосерднее сообщить, что я умерла? Сумею ли я лежать в гробу неподвижно, когда мама с папой будут рыдать надо мной?
    По-моему, так нельзя. Однако принести Чарли и Ренесми в жертву Вольтури, озабоченным конспирацией, нельзя тем более.
    Остается еще мой способ – пригласить Чарли, когда я буду готова, и позволить ему сделать собственные неверные выводы. Формально это не считается нарушением конспирации. Может, Чарли так будет легче – знать, что я жива (более-менее) и счастлива? Даже если я изменилась, стала чужой и, возможно, своим видом напугаю его?
    Глаза, например, у меня сейчас просто как из фильма ужасов. Сколько еще времени пройдет, прежде чем цвет глаз и темперамент придут в норму, чтобы можно было показаться папе?
    – Что такое, Белла? – неслышно спросил Эдвард, почувствовав растущее напряжение. – Никто на тебя не сердится… – Его слова тут же опроверг утробный рык с берега, но Эдвард не обращал внимания. – И не видит ничего странного. Точнее, нет, на самом деле просто удивительно, что ты сумела так быстро опомниться. Ты держишься молодцом. Никто не ожидал.
    В комнате постепенно воцарилось спокойствие. Сонное пыхтение Сета переросло в храп. От сердца чуть отлегло, хотя тревога не рассасывалась.
    – Я думала о Чарли.
    Перепалка снаружи стихла.
    – А… – пробормотал Джаспер.
    – Мы обязательно должны уехать, так? На время. Якобы в Атланту или еще куда подальше?
    Я чувствовала, что Эдвард не сводит с меня глаз, но сама смотрела на Джаспера. Он и ответил мне, с мрачной уверенностью:
    – Да. Это единственный способ защитить твоего отца.
    Я помрачнела.
    – Мне будет его не хватать. И всех остальных, кто здесь останется.
    «Джейкоба тоже», – мелькнула неожиданная мысль. Хоть прежняя тоска по нему прошла и получила объяснение – что просто замечательно, – он все еще мой друг. Тот, кто меня знает и принимает такой, какая я есть. Даже если я чудовище.
    Вспомнились слова, которыми он увещевал меня перед тем, как я на него накинулась. «Ты же сама говорила, помнишь? Что наши жизни неразрывно связаны! Что мы семья. Ты сказала, что мы с тобой должны быть вместе. И вот… так оно и случилось. Как ты хотела».
    Но я хотела не этого. Не так. Я порылась в памяти – далеких, расплывчатых человеческих воспоминаниях. Самых невыносимых и тяжелых, которые я изо всех сил пыталась похоронить, – о времени, когда Эдварда не было рядом. Точные слова не воспроизведу, но смысл сводился вот к чему: «Хорошо бы Джейкоб был моим братом, чтобы любить друг друга без смущения и душевных терзаний». Одной семьей. Кто же знал, что в уравнение придется вписывать дочку?
    И позже, в одно из наших с Джейкобом прощаний, когда я размышляла вслух, с кем он найдет свое счастье, кто наладит его жизнь, после того, что я с ней сделала. Кажется, я тогда пришла к выводу, что в любом случае эта девушка будет его недостойна.
    Я фыркнула, и Эдвард вопросительно взглянул на меня. Я только головой покачала.
    Да, я буду скучать по Джейкобу, однако этим проблема не исчерпывается. Приходилось ли Сэму, Джареду или Квилу расставаться со своими возлюбленными – Эмили, Ким и Клэр? Хоть на день? Как переживет Джейкоб разлуку с Ренесми? Выдержит?
    Раздражение еще не выветрилось, поэтому я почувствовала легкое злорадство – что Ренесми окажется подальше от Джейкоба, а не от того, что ему будет больно. Она принадлежит Джейкобу. Как прикажете с этим мириться, если она и мне-то почти не принадлежит?
    Из кабинета спустился Карлайл с непонятным набором в руках – зачем-то портновский метр, весы… Джаспер стрелой подлетел ко мне. И все это одновременно, как по сигналу, непонятному только мне. Даже Ли на берегу остановилась и присела, в ожидании какой-то привычной процедуры глядя через окно в комнату.
    – Шесть часов, – пояснил Эдвард.
    – И? – Мой взгляд остановился на Джейкобе, Розали и Ренесми. Они стояли в дверях – Ренесми у Розали на руках. Роуз настороженная. Джейкоб встревоженный. Ренесми прекрасная и беспокойная.
    – Пора измерять Несс… э-э… Ренесми, – внес ясность Карлайл.
    – А. И так каждый день?
    – Четырежды в день, – рассеянно поправил Карлайл, жестом приглашая остальных к дивану. Ренесми, кажется, вздохнула.
    – Четырежды? В день? Зачем?
    – Она растет очень быстро, – вполголоса отрывисто проговорил Эдвард. Одной рукой он сжимал мою, а другой обвил меня за талию, как будто в поисках опоры.
    Я не сводила глаз с Ренесми, поэтому не видела выражения его лица.
    А она выглядела отлично, совершенно здоровой. Кожа сияет, как подсвеченный алебастр, щечки – лепестки роз. Какой изъян может таиться в этой ослепительной красоте? Какие опасности ее подстерегают, кроме собственной матери? Разве есть что-то еще?
    Разница между рожденным мной ребенком и девочкой, которую я увидела час назад, бросилась бы в глаза каждому. Разница между Ренесми нынешней и Ренесми час назад казалась едва ощутимой. На человеческий взгляд точно. Но разница была.
    Тело чуть вытянулось. Стало чуть тоньше. Личико уже не такое круглое, а слегка овальное. Кудряшки, падающие на плечи, успели отрасти миллиметра на полтора. Девочка послушно вытянулась на руках у Розали, чтобы Карлайлу было удобнее измерить длину тела, а потом окружность головы. Записей он не делал, полагаясь на свою идеальную память.
    Ренесми хватило нескольких недель, чтобы из малюсенькой клетки превратиться в нормального младенца. Пара дней после появления на свет, и она уже скоро ходить начнет. Если и дальше такими темпами…
    Вампирский мозг считал со скоростью калькулятора.
    – Что же нам делать? – в ужасе прошептала я.
    Эдвард сжал меня крепче, моментально поняв, о чем я.
    – Не знаю.
    – Замедляется, – выдавил Джейкоб сквозь стиснутые в тревоге зубы.
    – Нужно как минимум еще несколько дней измерять, чтобы проследить тенденцию, Джейкоб. Пока ничего не обещаю.
    – Вчера она выросла на пять сантиметров. Сегодня меньше.
    – На восемь сотых сантиметра, если я правильно меряю, – тихо произнес Карлайл.
    – Да уж, док, меряйте правильно, – чуть ли не с угрозой велел Джейкоб. Розали напряглась.
    – Стараюсь, ты же знаешь, – заверил Карлайл.
    Джейкоб вздохнул.
    – О большем просить не могу.
    Меня снова охватило раздражение – Джейкоб мало того что крадет мои слова, так еще и переворачивает.
    Ренесми тоже занервничала. Начала извиваться, а потом властно протянула руку к Розали. Та наклонилась, подставляя девочке щеку. Через секунду Роуз вздохнула.
    – Что ей нужно? – требовательно спросил Джейкоб, снова не дав мне рта раскрыть.
    – Беллу, разумеется. – От этих слов у меня потеплело на сердце. Розали посмотрела на меня. – Ты как?
    – Волнуюсь, – не стала скрывать я, и Эдвард стиснул меня еще крепче.
    – Мы все волнуемся. Я не об этом.
    – Держу себя в руках, – заверила я. Жажда и в самом деле отступила, тем более что запах Ренесми, хоть и приятный, аппетита не возбуждал.
    Джейкоб закусил губу, но не двинулся с места, когда Розали вручила мне Ренесми. Джаспер и Эдвард зависли рядом, готовые скрутить меня в любой момент. Роуз сжалась, как пружина. Интересно, каково сейчас Джасперу, когда в комнате повисло такое напряжение? Или он настолько сосредоточен на моих ощущениях, что остальных пока не чувствует?
    Мы с Ренесми потянулись друг к другу одновременно, и ее личико озарила ослепительная улыбка. Она устроилась у меня на руках с таким удобством, будто именно для нее они и были созданы. И тут же приложила горячую ладошку к моей щеке.
    В этот раз я была готова, но дыхание все равно перехватило, когда в голове возникла картинка. Яркая, цветная и одновременно прозрачная.
    В воспоминании Ренесми я гналась за Джейкобом по газону, а Сет бросился наперерез. Неужели грациозная хищница, стрелой летящая к жертве, – я? Нет, это кто-то другой. Я уже чувствовала себя не такой виноватой перед Джейкобом, глядя, как он стоит, беспомощно выставив вперед руки. Которые при этом не дрожат.
    Эдвард усмехнулся, читая вместе со мной воспоминания Ренесми. А потом нас обоих пробрала дрожь, когда хрустнули кости Сета.
    Ренесми улыбалась своей сияющей улыбкой, а ее мысленный взгляд во время последующей суматохи ни на секунду не покидал Джейкоба. Этот взгляд придавал воспоминанию новый оттенок – не то покровительственный, не то собственнический. Я отчетливо ощутила, как она рада, что Сет мне помешал. Она не хочет давать Джейкоба в обиду. Это ее Джейкоб.
    – Замечательно! – простонала я. – Супер!
    – Это просто потому что он вкуснее, чем мы, – успокоил Эдвард, сам едва сдерживая досаду.
    – Я же говорил, что тоже ей нравлюсь, – поддел Джейкоб, не сводивший глаз с Ренесми на другом конце комнаты. Шутка, правда, вышла вялая, а сдвинутые брови не шевельнулись.
    Ренесми нетерпеливо похлопала меня по щеке, требуя внимания. Еще одна картинка: Розали прядка за прядкой расчесывает вьющиеся локоны. Приятно.
    Потом Карлайл с портновским метром – надо вытянуться и замереть. Не интересно.
    – Кажется, она хочет устроить просмотр всего, что ты пропустила, – шепнул мне на ухо Эдвард.
    От следующей картинки у меня задергался нос. Запах из странной металлической (чтобы не прокусить) чашки. В горле как будто огнем полыхнуло. Ай!
    В то же мгновение у меня выхватили Ренесми, а руки стянули за спиной. С Джаспером я бороться не стала, зато посмотрела в испуганное лицо Эдварда.
    – Что случилось?
    Эдвард перевел взгляд на Джаспера, потом на меня.
    – Она вспоминала, как ей хотелось пить, – наморщив лоб, проговорил Эдвард. – Вспоминала вкус человеческой крови.
    Джаспер усилил хватку. Я краем сознания отметила, что мне совсем не больно – человеку было бы куда больнее.
    Просто не нравится. Я могла свободно разорвать оковы, но не стала.
    – Да, – согласилась я. – И что?
    Эдвард еще какое-то время смотрел нахмурившись, потом его лицо прояснилось. Он рассмеялся.
    – И, оказывается, ничего. Ложная тревога. Джас, отпусти.
    Оковы распались. Я поспешила забрать Ренесми обратно, и Эдвард отдал ее без колебаний.
    – Не понимаю! – возмутился Джаспер. – Это невыносимо!
    И под моим удивленным взглядом он вышел широким шагом через заднюю дверь. Ли посторонилась, пропуская, и он, домаршировав до реки, перемахнул на тот берег.
    Ренесми тронула меня за шею, проигрывая сцену нашего расставания минуту назад. В картинке звучал тот же вопрос, что и у меня.
    Я уже перестала удивляться ее необычному дару. Есть и есть, врожденный талант. Наверное, теперь, когда я сама стала частью сверхъестественного мира, скептицизма у меня сильно поубавится.
    Непонятно только, что с Джаспером.
    – Вернется, – успокоил Эдвард, то ли меня, то ли Ренесми. – Ему сейчас необходимо побыть одному, переосмыслить кое-что в жизни. – В уголках губ пряталась лукавая улыбка.
    Еще одно человеческое воспоминание: Эдвард признается, что Джасперу «будет легче», если я не сразу освоюсь с вампирской сущностью. В контексте размышлений на тему, сколько человек я прикончу за первый год после перерождения.
    – Он на меня злится? – робко спросила я.
    Эдвард удивился:
    – Нет. С чего бы?
    – Тогда что с ним?
    – Досада гложет. Не на тебя, на себя. Подозревает… самоисполняющееся пророчество – кажется, это так называют.
    – Как это? – Карлайл опередил меня с вопросом.
    – Гадает, правда ли новорожденному вампиру так трудно справиться с собой, или при должном старании и сосредоточенности мы все могли бы держать себя в руках не хуже Беллы. Даже сейчас – он считает, что по-другому никак, вот и бесится. Верил бы в себя по-настоящему, был бы шанс подняться в собственных глазах. Из-за тебя ему придется пересмотреть уйму ложных аксиом, Белла.
    – Но это нечестно, – возразил Карлайл. – Мы все разные. У всех разные планки. А вдруг у Беллы это сверхъестественная способность? Может, в этом ее дар?
    Я застыла, пораженная. Ренесми, почувствовав перемену, дотронулась до моей щеки и вопросительно воспроизвела предыдущую секунду.
    – Интересное предположение. И вполне логичное, – заметил Эдвард.
    На мгновение я почувствовала обиду. Как же так? Ни тебе предвидения, ни боевых умений – ну там, я не знаю, могла бы молнии метать глазами… Ни пользы, ни чуда?
    И тут же поняла, как это здорово – даже если в качестве «сверхсилы» мне досталось банальное умение владеть собой.
    Во-первых, у меня есть дар. Уже что-то!
    Однако главное в другом. Если Эдвард прав, можно сразу перейти к самому страшному.
    Что если быть новорожденным вампиром не обязательно? В смысле кровожадным-безумным-неуправляемым? Что если я с первого дня стала такой же, как Каллены? И нет нужды уходить на год в подполье, пока я не «созрею»? И я, как в свое время Карлайл, не кинусь никого убивать? А сразу буду «хорошим» вампиром?
    Я смогу увидеться с Чарли!
    На этом месте в радужные мечты вклинился голос разума. Эх! Не смогу я увидеть Чарли. Глаза, голос, неземной красоты лицо… Что я ему скажу? Как начать, и то не знаю. В глубине души я порадовалась поводу отложить на время встречу: и хочется не расставаться с Чарли, и колется – как-то он меня воспримет? Страшно представлять, как у него глаза на лоб полезут при виде моего нового лица, новой кожи. Как он испугается. Гадать, какое жуткое объяснение он себе придумает.
    Вот так и буду целый год дрожать от страха, пока глаза придут в норму. А я-то думала, с неуязвимостью все страхи рассеются…
    – Тебе когда-нибудь попадалось самообладание в качестве дара? – спросил Эдвард у Карлайла. – Как думаешь, это сверхъестественная способность или просто исключительная заслуга Беллы?
    Карлайл пожал плечами.
    – Немного напоминает то, что умеет Шивон, – хотя талантом она свою способность никогда не считала.
    – Шивон, твоя приятельница из ирландского клана? – уточнила Розали. – Разве она что-то такое умеет? Я и не знала. У них же там Мэгги в одаренных числится?
    – Шивон так и думает. Но при этом обладает способностью сформулировать желание и… как-то воплотить его в жизнь. Ей кажется, что она просто умеет правильно планировать, хотя я всегда подозревал, что тут нечто большее. Например, когда они принимали Мэгги в клан. Лиам ведь тот еще собственник, но Шивон захотела – и вышло по ее.
    Продолжая рассуждать, Эдвард, Карлайл и Розали расселись по креслам. Джейкоб со скучающим видом пристроился рядом с Сетом. По полуприкрытым векам я догадывалась, что он вот-вот отключится.
    Я слушала внимательно, однако работать приходилось на два фронта. Ренесми все еще показывала, как у нее прошел день. Я укачивала девочку на руках, стоя у стеклянной стены, и мы смотрели друг другу в глаза.
    Остальным, кстати, совершенно не обязательно было усаживаться – я вот стою как стояла, не испытывая никакой усталости. Будто с удобством разлеглась на кровати. Могу так хоть неделю простоять не шевелясь и нисколько не утомиться.
    Они уселись по привычке. Если часами стоять неподвижно, даже не переминаясь, у людей обязательно возникнет подозрение. Вот Розали поправляет волосы, вот Карлайл кладет ногу на ногу. Шевелиться, не застывать, как статуя, не выдавать свою вампирскую сущность. Попробую последить и взять с них пример.
    Перенести вес на левую ногу… Глупо-то как.
    А еще, наверное, они хотели дать мне побыть наедине с дочкой (насколько позволит соблюдение мер безопасности).
    Ренесми тем временем прокручивала мне свой день в мельчайших подробностях, и я поняла, что нам хочется одного – я должна знать собственную дочь от и до. Самое важное ведь упустим! Например, как Джейкоб держал ее на руках, притаившись неподвижно за большим тисом, и к ним, скок-поскок, подскакивали воробышки. А к Розали ни в какую. Или противная белая каша – детское питание, – которую положил в ее чашку Карлайл. Пахнет прокисшей грязюкой. А вот песня, которую ей мурлыкал Эдвард, – такая красивая, что Ренесми проиграла мне ее дважды. Как же я удивилась, когда на дальнем плане картинки разглядела себя – застывшую в оцепенении, с еще не зажившими ранами. И вздрогнула, вспомнив собственные ощущения в тот момент. Адский огонь…
    Примерно через час (остальные с головой ушли в обсуждение, Сет и Джейкоб дружно храпели на диване) воспоминания замедлились. Картинка стала нечеткой, расплывалась, не дойдя до логического завершения. Я чуть не кинулась в страхе к Эдварду – что такое с малышкой?! – но тут ее веки задрожали и ресницы сомкнулись. Ренесми зевнула, почмокала пухлыми розовыми губками, и больше глаза не открывала.
    Прижатая к моей щеке ладошка сонно опустилась. Тонкие веки отливали нежно-сиреневым, как закатные облака. Осторожно, чтобы не разбудить, я снова прижала ее ладошку к своей щеке. Сначала не было ничего, потом в мыслях как будто рой разноцветных бабочек взметнулся.
    Зачарованная, я вглядывалась в ее сны. Смысла там не было. Только цвета, пятна и лица. Среди них я обрадованно различала свои (оба – и жуткое человеческое, и прекрасное вампирское). В бессознательном мелькании они попадались довольно часто. Чаще, чем Эдвард и Розали. Зато один в один с Джейкобом… Нет, не буду злиться.
    Я впервые поняла, как Эдвард мог проводить ночь за ночью у моей кровати, в надежде услышать сонное бормотание. Теперь я и так же – готова смотреть сны Ренесми хоть целую вечность.

Предыдущая страница    42    Следующая страница


 Меню

 Главная

Книга Стефани Майер Сумерки 3: Затмение

Биография Стефани Майер
Трейлер к фильму Сумерки 4 сага Рассвет
Обои для рабочего стола: Сумерки
Скачать фильм Сумерки
Скачать фильм Сумерки 2 DVDScr
Музыка из фильма Сумерки 2 mp3
Скачать книгу Стефани Майер Сумерки 3: Затмение
Flash игра Сумерки
Гостевая книга сайта
Сумерки 4 форум
Шерлок Холмс 2: Игра теней
Другой мир 4: Пробуждение (2012)
Фильм "Клятва" (2012)
Призрачный гонщик 2: Дух мщения
Голодные игры (2012)
Обратная связь

 


 Читать книгу

Книга первая  (ст. 1)
Пролог  (ст. 1)
1. Обрученные  (ст. 1)
2. Долгая ночь  (ст. 2)
3. Знаменательный день  (ст. 4)
4. Выходка  (ст. 5)
5. Остров Эсми  (ст. 7)
6. Развлечения  (ст. 9)
7. Неожиданность  (ст. 11)
Книга вторая  (ст. 13)
Пролог  (ст. 13)
8. Скорей бы уже эта битва  (ст. 13)
9. Черт, такого я точно не ожидал  (ст. 15)
10. Почему я просто не ушел? Ах да – я же болван  (ст. 17)
11. Два дела из разряда «ни за что на свете»  (ст. 19)
12. Она вообще в курсе, что такое «нежеланный гость»?  (ст. 21)
13. Ладно хоть у меня крепкие нервы  (ст. 23)
14. Если ты нагрубил вампирам и жалеешь об этом – дело труба  (ст. 25)
15. Тик-так, тик-так, тик-так  (ст. 27)
16. Тревога, тревога! Избыток информации!  (ст. 29)
17. На кого я похож? На волшебника из страны Оз? Вам нужен мозг? Вам нужно сердце? Забирайте мои. Берите что хотите  (ст. 31)
18. Словами это не описать  (ст. 33)
Книга третья  (ст. 34)
Пролог  (ст. 34)
19. Огонь  (ст. 34)
20. Новая жизнь  (ст. 36)
21. Первая охота  (ст. 37)
22. Обещанное  (ст. 39)
23. Воспоминания  (ст. 41)
24. Сюрприз  (ст. 43)
25. Услуга  (ст. 44)
26. Во всем блеске  (ст. 46)
27. Сборы в дорогу  (ст. 48)
28. Будущее  (ст. 48)
29. Бегство  (ст. 49)
30. Не устоять  (ст. 51)
31. Одаренная  (ст. 53)
32. Пополнение  (ст. 54)
33. Подделка  (ст. 55)
34. Начистоту  (ст. 57)
35. Пробил час  (ст. 59)
36. Жажда крови  (ст. 60)
37. Ухищрения  (ст. 61)
38. Сила  (ст. 63)
39. Долго и счастливо  (ст. 65)

Добавить в избранное



Copyright © Сумерки 4: Рассвет, 2010-2017,