New Style - TwiLight 4: Breaking Dawn

 Сумерки

Фотогалерея Сумерки: скачать обои на рабочий стол
Добавить в избранное

Актуально

специи и пряности купить БОЛЬШЕ ТОВАРОВ. О нас. Интернет-магазин Priprava.in.ua поставляет натуральные специи и смеси высокого качества оптом и в розницу.

Реклама

Периодическая печать периодических изданий на www.printizdat.ru.

 Друзья

Поддержите наш ресурс, разместите кнопку Сумерки 4 на своем сайте :)

Получить код нопки

 

Статистика

ukraine brides ladies contador de visitas счетчик посещений
-

 

 

 

 


Рассвет54



    Никогда еще я ничего не желала с таким жаром, как обрести способность обезопасить своих любимых.
    За раздумьями я не сразу обратила внимание на безмолвный диалог между Эдвардом и Елеазаром. Очнулась, только когда Эдвард спросил уже вслух:
    – А хоть одно исключение можешь припомнить?
    Я обернулась, пытаясь понять, о чем он, и увидела, что остальные тоже в недоумении смотрят на них двоих. Они стояли друг напротив друга, Эдвард подозрительно всматривался в лицо Елеазара, чем-то недовольного, но явно чувствующего неловкость.
    – Ты плохо о них думаешь, – сквозь стиснутые зубы выдавил Елеазар. Я удивилась внезапной перемене настроения. – Если ты прав… – снова начал он.
    – Эту мысль ты сам подкинул, не я, – перебил Эдвард.
    – Хорошо, если я прав… Даже не представляю, что это значит. Перевернется весь мир, который мы создали. И вся моя жизнь. Я ведь был одним из них.
    – Ты действовал из лучших побуждений.
    – Какая разница? Что я натворил?! Сколько жизней…
    Таня, успокаивая, положила руку Елеазару на плечо.
    – Друг мой, посвятите и нас. Я тут же отмету все сомнения. Ни один твой поступок не заслужил такого самобичевания.
    – Если бы… – пробормотал Елеазар и, вывернувшись из-под ее руки, снова засновал туда-сюда по комнате, еще быстрее, чем раньше.
    Таня последила за ним глазами, потом обратилась к Эдварду.
    – Тогда ты объясни.
    Эдвард кивнул и принялся рассказывать, не сводя напряженного взгляда с Елеазара.
    – Он пытался понять, зачем Вольтури выступают против нас таким огромным отрядом. Обычно так не делается. Да, мы самый крупный из всех когда-либо противостоящих им кланов, но ведь и раньше кланы объединялись в борьбе, однако, несмотря на численность, особого сопротивления Вольтури оказать не могли. Да, наши узы крепче, но и это мало что меняет.
    Елеазар вспоминал, как и за что выносили приговор другим кланам, и у него начала вырисовываться схема. Которую никто другой в свите Вольтури распознать бы не мог, потому что сведения поступали от Елеазара к Аро в конфиденциальном порядке. И повторялась эта схема приблизительно раз в столетие.
    – В чем она состояла? – подала голос Кармен, так же неотрывно следившая за Елеазаром.
    – Аро не всегда принимает личное участие в карательной экспедиции. Однако в прошлом, стоило Аро кого-то заприметить, через какое-то время обязательно обнаруживались неоспоримые доказательства злостного нарушения закона в том или ином клане. Старейшины вызывались самолично проследить, как вершится правосудие. И вот тогда, почти полностью истребив весь клан, Аро даровал прощение кому-то одному, чьи помыслы, по его словам, полны раскаяния. И всегда оказывалось, что именно этот вампир обладает особенно ценным для Аро талантом. И ему всегда находилось место в свите, где он быстро проникался благодарностью за оказанную честь. Исключений не было.
    – Наверное, лестно чувствовать себя избранным? – предположила Кейт.
    – Ха! – презрительно выпалил на бегу Елеазар.
    – Есть в свите одна вампирша, – объяснил Эдвард этот странный возглас, – по имени Челси. Она способна влиять на чувства, которые мы испытываем друг к другу. Ослабить или, наоборот, укрепить эмоциональную привязанность. Заставить тебя почувствовать неразрывную связь с Вольтури, желание быть одним из них, угодить им…
    Елеазар вдруг остановился.
    – Мы прекрасно понимали роль Челси. В бою она разрывала товарищеские узы между союзническими кланами, чтобы нам было легче справиться. Если невиновные члены клана перестанут чувствовать тесную связь с виновными, можно вершить правосудие без лишней жестокости – виновных наказать без боя, а невиновных пощадить. Другого способа избавить клан от необходимости сражаться целиком, кроме как разорвать эмоциональные связи, не существует. И вот для этого нужна была Челси. Мне применение ее дара всегда казалось свидетельством гуманности, милосердия со стороны Аро. В свите она, наоборот, укрепляет связи, сплачивает нас – и это хорошо. Мы действовали более слаженно. Легче уживались друг с другом. И снова ожили старые воспоминания. Я тогда все ломала голову, почему свита с таким рвением, чуть ли не с обожанием служит старейшинам.
    – Насколько силен ее дар? – настороженно спросила Таня, обводя взглядом по очереди всех членов своей семьи.
    Елеазар пожал плечами.
    – Нам с Кармен удалось уйти… – И тут же помотал головой. – Хотя все остальные связи, кроме любовных, куда более уязвимы. По крайней мере, в обычных кланах. В нашей семье они заведомо прочнее. Отказ от человеческой крови помогает нам стать цивилизованнее, формируются семейные узы, основанные на любви. Так что нас, Таня, ей вряд ли удастся расколоть.
    Таня кивнула, и Елеазар продолжил:
    – Я заподозрил, что раз Аро предполагает присутствовать лично и привлечь такую толпу, он настроен не карать, а прибрать к рукам. Прибыть самому, чтобы взять действо под контроль. И прихватить всю свиту, чтобы защититься от такого сильного, богатого талантами клана. Но тогда остальные старейшины останутся в Вольтерре без прикрытия. Риск слишком велик, кто-то может воспользоваться. Значит, выход один – идти вместе. Как еще Аро проконтролирует, чтобы обладателей самых ценных способностей оставили в живых? Ведь хочется же… Наверняка хочется…
    Голос Эдварда прозвучал чуть громче выдоха.
    – Судя по тому, что я прочитал у него в мыслях прошлой весной, сильнее всего на свете Аро хочет заполучить Элис.
    Я ошеломленно открыла рот, в голове заплясали давние кошмары: Элис и Эдвард, закутанные в черные плащи, стоят безмолвными тенями по обе руки от Аро, с чужих холодных лиц на меня смотрят налитые кровью глаза… Это увидела Элис? Как Челси вырывает с корнем ее любовь к нам, а вместо этого внушает преклонение перед Аро, Каем и Марком?
    – Поэтому сбежала Элис? – Голос дрогнул на ее имени.
    Эдвард прижался ладонью к моей щеке.
    – Не исключено. Чтобы помешать Аро обрести самое желанное. Уберечь свой дар от его загребущих рук.
    Услышав встревоженное перешептывание Кейт и Тани, я вспомнила, что они ведь не знают про Элис.
    – Ты ему тоже нужен.
    Эдвард пожал плечами с несколько нарочитым спокойствием.
    – Не настолько. То, что я могу, у него уже есть. И сперва ему придется найти способ подчинить меня своей воле. А это маловероятно. – Эдвард усмехнулся.
    Елеазар нахмурился: ему не понравилась такая беспечность.
    – Твои слабости ему тоже известны. – Он перевел взгляд на меня.
    – Не стоит сейчас об этом, – поспешил сменить тему Эдвард.
    Елеазар, не обращая внимания, продолжал:
    – И твоей супругой он наверняка заинтересовался. Не мог его оставить равнодушным талант, позволяющий еще в человеческой жизни противостоять самому Аро.
    Эдварду ход его рассуждений явно не нравился. Мне тоже. Аро достаточно пригрозить Эдварду, и я выполню все, что старик пожелает. И наоборот.
    Выходит, смерть – это еще легкий исход? По сравнению с пленом…
    Эдвард все-таки сменил тему.
    – Думаю, Вольтури только этого и ждали. Предлога. Какого именно – все равно, ведь план уже разработали. Поэтому Элис и увидела их выступление еще до того, как Ирина пришла с доносом. Решение уже было принято, ждали только надуманного оправдания.
    – Если Вольтури злоупотребляют доверием, которое возлагают на них все бессмертные… – пробормотала Кармен.
    – Какая разница? – воскликнул Елеазар. – Кто в это поверит? Даже если удастся убедить остальных, что Вольтури слишком много на себя берут, что это изменит? Кто выйдет против них?
    – Есть тут горстка безумцев, которые хотят попытаться, – съязвила Кейт.
    Эдвард покачал головой.
    – Вы здесь только как свидетели, Кейт. Что бы ни задумал Аро, вряд ли он готов ради этого поступиться репутацией Вольтури. Как только мы разобьем его обвинения, он вынужден будет оставить нас в покое.
    – Разумеется, – обронила Таня.
    Слова Эдварда, судя по всему, никого не убедили. На несколько долгих минут воцарилось молчание.
    А потом я услышала шорох шин по асфальту и их приглушенный шелест на подъездной дороге Калленов.
    – Ох, черт! Чарли! – вырвалось у меня. – Может, гости пока побудут наверху…
    – Нет, – глухо произнес Эдвард. Глаза его были устремлены на входную дверь, но взгляд обращен куда-то вдаль. – Это не он. Элис все-таки прислала Питера и Шарлотту. Так что готовимся ко второму раунду.
    

32. Пополнение


    
    Огромный дом Калленов наводнили гости – в куда большем количестве, чем можно было разместить с удобствами. Спасало то, что сон никому не требовался. А вот с едой оказалось сложнее. Гости, надо отдать им должное, подстраивались и помогали. Обходя далеко стороной Ла-Пуш и Форкс, ездили на охоту в другие штаты. Эдвард, как гостеприимный хозяин, не морщась, выдавал ключи от любой машины. Меня даже от такого компромисса все равно совесть мучила, приходилось успокаивать ее тем, что наши вампиры все равно бы где-то охотились – не здесь, так у себя.
    Джейкоб терзался еще сильнее. Оборотни для того и существуют, чтобы оберегать человеческую жизнь, а тут, пожалуйста, разгул убийств в шаге от подзащитной территории! Однако перед лицом смертельной опасности, грозящей Ренесми, он был вынужден прикусить язык и испепелять взглядом пол, а не вампиров.
    Я поражалась, как легко гости приняли Джейкоба. Никаких трений, которых опасался Эдвард. На Джейкоба смотрели как на пустое место – ну, ходит и ходит, не ровня и не еда. Так смотрят на любимую собачку хозяев люди, которые сами интереса к животным не питают.
    Ли, Сета, Квила и Эмбри отправили дежурить вместе со стаей Сэма, и Джейкоб охотно бы к ним присоединился, будь он в силах перенести разлуку с Ренесми, которая полным ходом завоевывала сердца разномастных друзей Карлайла.
    Раз за разом в нашей гостиной воспроизводилась сцена знакомства с Ренесми, опробованная на Таниной семье. Сперва с Питером и Шарлоттой, прибывшими в полном неведении по просьбе Элис и Джаспера. Как и остальные знакомые Элис, они привыкли полагаться на ее слово, не требуя объяснений. Куда они сами с Джаспером держат путь, Элис даже не намекнула и надежды когда-нибудь увидеться не выразила.
    Ни Питеру, ни Шарлотте не доводилось сталкиваться с бессмертными младенцами. Поэтому, хотя они знали о запрете, их реакция оказалась не такой бурной, как у деналийского клана. Потом любопытство победило, и они позволили Ренесми «объяснить самой». И все. После этого они с такой же готовностью, как и Танина семья, согласились выступить свидетелями.
    Карлайл прислал своих ирландских и египетских друзей.
    Первыми появились ирландцы, которых и убеждать почти не пришлось, они сразу встали на нашу сторону. Главой клана у них была Шивон – внушительных размеров женщина, с гипнотизирующим колыханием перемещающая в пространстве свое необъятное, но прекрасное тело. Однако и она, и ее суровый супруг Лиам привыкли полагаться во всем на мнение самого юного члена семьи. Малышка Мэгги, с пружинистыми рыжими кудрями, не внушала такого трепета, как старшие, однако обладала весьма полезным даром – распознавать ложь, поэтому ее вердикт обжалованию не подлежал. Выслушав Эдварда, она сразу заявила, что его слова – истинная правда, и Шивон с Лиамом безоговорочно поверили нам, даже не прикоснувшись к Ренесми.
    Другое дело – Амон и его египетский клан. Даже когда двое младших – Бенджамин и Тиа – перестали сомневаться, удовлетворившись «рассказом» Ренесми, Амон наотрез отказался дотронуться и заявил, что его семья уезжает немедленно. Однако Бенджамин (на редкость жизнерадостный вампир, внешне едва вышедший из мальчишеского возраста и сочетающий крайнюю уверенность с крайней беспечностью) в два счета уговорил Амона остаться, тонко намекнув на распад клана в противном случае. Амон покорился, но Ренесми упорно обходил стороной, и своей супруге Кеби тоже запретил до нее дотрагиваться. Странный у них был союз, хотя при внешнем сходстве – черные, как ночь волосы, бледно-оливковая кожа – они легко могли бы сойти за кровных родственников. Самый старший, Амон, считался официальным главой клана. Кеби следовала за ним тенью, я ни разу не слышала от нее ни одного самостоятельного слова. Тиа, подруга Бенджамина, тоже в основном ходила молчком, но ее редкие высказывания поражали проницательностью и глубиной. Однако подлинной звездой их клана был Бенджамин. Он обладал какой-то необъяснимой притягательностью, и остальные вращались вокруг него, как планеты вокруг солнца. Увидев, с каким интересом на него смотрит Елеазар, я догадалась, что в этом и состоит талант Бенджамина.
    – Нет, его дар не в этом, – опроверг мою догадку Эдвард, когда ночью мы остались наедине. – Амон просто боится потерять мальчика, обладающего уникальнейшей способностью. Он скрывает Бенджамина от Аро, как мы, – Эдвард вздохнул, – хотели уберечь Ренесми. Амон создал Бенджамина, заранее зная, что тот будет одаренным.
    – Что же он умеет?
    – Елеазар такого никогда не видел. А я никогда не слышал. Против него даже твой щит бессилен. – Эдвард лукаво улыбнулся. – Бенджамин управляет стихиями – ему подвластны земля, воздух, вода и огонь. И это физическое воздействие, не умственное, не иллюзия. Он, правда, пока еще учится, экспериментирует, но Амон хочет вырастить из него грозное оружие. А Бенджамин, как видишь, сам себе голова. И не поддается.
    – Он тебе симпатичен, – догадалась я по голосу.
    – Бенджамин четко знает, что хорошо, а что плохо. И мне нравится его настрой.
    У Амона дела с настроем обстояли хуже, поэтому они с Кеби держались замкнуто, хотя у Бенджамина и Тиа вовсю крепла дружба с деналийцами и ирландцами. Оставалось надеяться, что возвращение Карлайла поможет снять отчужденность.
    Эмметт и Роуз присылали кочевников-одиночек из друзей Карлайла, которых удавалось разыскать.
    Первым прибыл Гаррет – высокий поджарый вампир с живыми рубиновыми глазами и длинными волосами песочного цвета, собранными в хвост, перевязанный кожаным ремешком. С первого взгляда было ясно, что Гаррет – искатель приключений, который примет любой вызов просто из любопытства, чтобы проверить себя. Он быстро втянулся в разговоры с сестричками Денали и начал забрасывать вопросами об их необычном образе жизни. Не исключено, что у него возникла мысль попробовать вегетарианство – как очередное испытание.
    Вслед за ним появились Мэри и Рэндал – уже знакомые друг с другом, хотя кочующие порознь. Выслушав «рассказ» Ренесми, они не только согласились выступить свидетелями, но и, как деналийцы, принялись прикидывать, что предпринять, если Вольтури не остановятся. Все трое кочевников решили в таком случае постоять за нас.
    Джейкоб, как и следовало ожидать, с каждым новым гостем все больше мрачнел. По возможности он старался держаться подальше, а когда не получалось, жаловался Ренесми, что имена проклятых кровопийц у него уже в голове не помещаются, так что пусть кто-нибудь срочно составит список.
    После недельного отсутствия вернулись Карлайл и Эсми, еще несколько дней спустя – Эмметт и Розали. С приездом родных нам стало чуточку спокойнее. Карлайл привез еще одного друга (хотя нет, «друг» – слишком громко сказано). Угрюмый англичанин Алистер считал Карлайла своим самым близким приятелем, при этом с огромным скрипом выбирался на встречу раз в столетие. Он предпочитал странствовать в одиночку, Карлайлу пришлось его долго умасливать, чтобы затащить сюда. Держался он нелюдимо, и видно было, что поклонников среди собравшихся у него нет.
    Насчет происхождения Ренесми мрачный темноволосый вампир предпочел поверить Карлайлу на слово и, по примеру Амона, обходил девочку стороной. Эдвард поведал нам с Карлайлом и Эсми, что Алистеру здесь страшно, однако еще больше его страшит неизвестный исход. Он с глубокой подозрительностью относился к любым властям, а значит, и к Вольтури. Происходящее только подтверждало его опасения.
    – Теперь они все равно узнают, что я тут был, – бормотал он себе под нос на чердаке, куда удалялся предаваться мрачным раздумьям. – От Аро уже не скроешь. Значит, в бега на несколько столетий. Возьмут всех, с кем Карлайл хоть парой слов перекинулся за последний десяток лет. Зачем я-то ввязался? И он хорош, друзей втягивать…
    Возможность скрыться в бегах, если его опасения оправдаются, у Алистера была получше, чем у любого из нас. Алистер обладал способностями ищейки, которые, правда, не шли ни в какое сравнение с точностью и быстротой Деметрия. Но даже этот талант – чувствовать легкую тягу к объекту поиска – мог без труда помочь ему скрыться, если двигаться в противоположную от Деметрия сторону.
    Следом прибыла еще одна пара нежданных гостей – нежданных, потому что ни Карлайлу, ни Розали не удалось отыскать амазонских вампиров.
    – Здравствуй, Карлайл! – поприветствовала хозяина более высокая из появившихся на пороге двух высоченных женщин с кошачьими повадками. Обе выглядели так, будто их тянули на станке – длинные руки, длинные ноги, длинные пальцы, длинные черные косы и вытянутые лица с длинными носами. Одежда их была сделана из дубленых шкур – кожаные жилеты и узкие штаны со шнуровкой по бокам. Однако обитательниц джунглей в них выдавала не столько одежда, сколько беспокойные ярко-алые глаза и резкие, стремительные движения. Никогда еще я не встречала более диких вампиров.
    К нашему удивлению (мягко сказано!), выяснилось, что их прислала Элис. Как ее занесло в Южную Америку? Увидела, что никому больше не удастся найти «амазонок»?
    – Зафрина! Сенна! – обрадовался Карлайл. – А где Кашири? Всегда думал, что вы неразлучны…
    – Элис велела разделиться, – низким гортанным голосом, очень подходившим к ее дикарскому облику, ответила Зафрина. – Непривычно без Кашири. Но Элис уверяла, что мы позарез нужны здесь, а Кашири нужна ей самой еще где-то. Больше ничего не сказала, только что все это очень срочно?.. – закончила Зафрина с вопросительной интонацией.
    Вместо ответа я (с внутренней дрожью, которая охватывала меня каждый раз независимо от количества повторений) вынесла Ренесми.
    Несмотря на хищный вид, амазонки спокойно выслушали нашу историю, а потом дали Ренесми подтвердить наглядно. Как и остальные, они прониклись к девочке мгновенной симпатией, но меня охватывала тревога, когда в непосредственной близости от Ренесми кто-то перемещался так молниеносно и порывисто. Сенна вторила движениям Зафрины, не открывая рта, – однако ее молчание мало напоминало молчание Кеби. Та не смела перечить Амону, а Сенна и Зафрина казались частями единого организма, просто Зафрина высказывалась от имени обеих.
    Новости об Элис, как ни странно, обнадеживали. Она определенно преследует какие-то свои цели, не собираясь идти на поводу у Аро.
    Приезд амазонок крайне воодушевил Эдварда – потому что Зафрина обладала сильнейшим талантом, незаменимым в качестве оружия наступления. Не то чтобы Эдвард собирался просить Зафрину принять участие в битве, однако, если Вольтури не остановит толпа свидетелей, возможно, их остановит другое зрелище…
    – Это очень реалистичная иллюзия, – объяснил Эдвард, когда выяснилось, что я, как обычно, ничего не вижу. Зафрина, удивленная и заинтригованная моей непробиваемостью, беспокойно переминалась, пока Эдвард описывал скрытую от меня картину. – Зафрина делает так, что ты видишь созданное ею изображение и ничего кроме. Например, сейчас я нахожусь в гордом одиночестве в чаще тропического леса. И я бы с легкостью поверил, если бы не чувствовал, что обнимаю при этом тебя.
    Губы Зафрины изогнулись в суровой улыбке. Через секунду взгляд Эдварда обрел сосредоточенность, и он тоже улыбнулся.
    – Впечатляет!
    Ренесми, заинтересованно слушавшая разговор, бесстрашно протянула руки к Зафрине.
    – А мне можно посмотреть?
    – А что ты хочешь?
    – То, что ты папе показывала.
    Зафрина кивнула. Меня охватила тревога, когда взгляд Ренесми рассеялся, но уже через секунду лицо девочки озарила ослепительная улыбка.
    – Еще!
    После этого Ренесми невозможно было оттащить от Зафрины с ее «веселыми картинками». Я сперва обеспокоилась, потому что вряд ли все картинки были такими уж «веселыми». Но Ренесми показывала их мне в своих мыслях – поразительно четкие, реалистичные, как и сами мысли, – давая возможность судить, что подходит девочке, а что нет.
    И хотя я сдалась не сразу, в конце концов поняла: это же хорошо, пусть Зафрина пока развлечет Ренесми. А у меня будут свободны руки. Ведь сколько еще нужно освоить – и умственно, и физически. Время поджимает…
    Первый блин (попытка овладеть боевым искусством) вышел комом.
    Эдвард скрутил меня в два счета. И вместо того чтобы подождать, пока я в нелегкой борьбе вырвусь на свободу (я ведь могла!), отпустил. Я сразу заподозрила неладное, глядя, как он застыл изваянием посреди луга и отводит взгляд.
    – Прости, Белла.
    – Все хорошо! Давай еще раз.
    – Не могу.
    – Как это? Мы же только начали!
    Он не ответил.
    – Ну Эдвард! Да, у меня плохо получается, но без твоей помощи я и не научусь.
    Он молчал. Я, дурачась, прыгнула на него. Эдвард не сопротивлялся, и мы оба рухнули на землю. Даже когда мои губы впились ему в горло, он не пошевелился.
    – Тогда я победила!
    Эдвард сузил глаза. Молча.
    – Эдвард! В чем дело? Ты будешь меня учить?
    Прошла целая минута, прежде чем он заговорил.
    – Я… просто не могу. Эмметт и Роуз справятся не хуже. Таня с Елеазаром наверняка даже лучше. Попроси кого-нибудь из них.
    – Так нечестно! Ты помогал Джасперу – с ним же ты боролся? И с остальными! Почему со мной нет? Что я не так сделала?
    Он вздохнул с хмурым видом. Глаза потемнели, ни единой золотой искорки не осталось.
    – Не хочу представлять тебя в качестве жертвы. Просчитывать слабые места, способы расправиться… – Его передернуло. – Слишком по-настоящему. У нас мало времени, так что без разницы, кто будет тебя учить. Начальным навыкам – может кто угодно.
    Я сердито насупилась.
    Эдвард с ободряющей улыбкой коснулся моей выпяченной нижней губы.
    – И потом, вряд ли тебе это пригодится. Вольтури остановятся. Мы их убедим.
    – А если нет? Я должна уметь.
    – Пусть кто-нибудь другой учит.
    Эмметт с готовностью вызвался его заменить, хотя я подозревала, что он просто отыгрывается за поражение в поединках по армрестлингу. Если бы на моей коже могли проступать синяки, я бы ходила фиолетовая с головы до ног. Роуз, Таня и Елеазар, наоборот, подошли с терпением и пониманием. Их уроки напоминали наставления, которые раздавал в прошлом году перед боем Джаспер, хотя в памяти они уже изрядно поистрепались и стерлись. Кого-то из гостей наши занятия забавляли, кто-то предлагал помощь. Несколько раз тренером успел побывать кочевник Гаррет – у него получалось на удивление хорошо. Он вообще так легко сходился со всеми, что я начала недоумевать, почему у него нет своего клана. Однажды моей противницей стала Зафрина, и Ренесми наблюдала за нашими упражнениями, сидя на руках у Джейкоба. Я переняла несколько приемов, но больше ее помощи не просила. При всей моей симпатии и понимании, что она ни за что не причинит мне вреда, дикарка внушала мне смертельный страх.
    Я научилась многому, однако не могла избавиться от ощущения, что это примитивнейший примитив. Сколько я продержусь против Алека или Джейн? Пусть бы хватило, чтобы помочь остальным…
    Все свободное время, остававшееся от общения с Ренесми и тренировок, я проводила на заднем дворе с Кейт, пытаясь научиться выводить мысленный щит за пределы собственной головы. Тут Эдвард поддерживал меня вовсю.
    Надеялся, что я смогу обрести способ внести свою лепту, не высовываясь на линию огня.

Предыдущая страница    54    Следующая страница


 Меню

 Главная

Книга Стефани Майер Сумерки 3: Затмение

Биография Стефани Майер
Трейлер к фильму Сумерки 4 сага Рассвет
Обои для рабочего стола: Сумерки
Скачать фильм Сумерки
Скачать фильм Сумерки 2 DVDScr
Музыка из фильма Сумерки 2 mp3
Скачать книгу Стефани Майер Сумерки 3: Затмение
Flash игра Сумерки
Гостевая книга сайта
Сумерки 4 форум
Шерлок Холмс 2: Игра теней
Другой мир 4: Пробуждение (2012)
Фильм "Клятва" (2012)
Призрачный гонщик 2: Дух мщения
Голодные игры (2012)
Обратная связь

 


 Читать книгу

Книга первая  (ст. 1)
Пролог  (ст. 1)
1. Обрученные  (ст. 1)
2. Долгая ночь  (ст. 2)
3. Знаменательный день  (ст. 4)
4. Выходка  (ст. 5)
5. Остров Эсми  (ст. 7)
6. Развлечения  (ст. 9)
7. Неожиданность  (ст. 11)
Книга вторая  (ст. 13)
Пролог  (ст. 13)
8. Скорей бы уже эта битва  (ст. 13)
9. Черт, такого я точно не ожидал  (ст. 15)
10. Почему я просто не ушел? Ах да – я же болван  (ст. 17)
11. Два дела из разряда «ни за что на свете»  (ст. 19)
12. Она вообще в курсе, что такое «нежеланный гость»?  (ст. 21)
13. Ладно хоть у меня крепкие нервы  (ст. 23)
14. Если ты нагрубил вампирам и жалеешь об этом – дело труба  (ст. 25)
15. Тик-так, тик-так, тик-так  (ст. 27)
16. Тревога, тревога! Избыток информации!  (ст. 29)
17. На кого я похож? На волшебника из страны Оз? Вам нужен мозг? Вам нужно сердце? Забирайте мои. Берите что хотите  (ст. 31)
18. Словами это не описать  (ст. 33)
Книга третья  (ст. 34)
Пролог  (ст. 34)
19. Огонь  (ст. 34)
20. Новая жизнь  (ст. 36)
21. Первая охота  (ст. 37)
22. Обещанное  (ст. 39)
23. Воспоминания  (ст. 41)
24. Сюрприз  (ст. 43)
25. Услуга  (ст. 44)
26. Во всем блеске  (ст. 46)
27. Сборы в дорогу  (ст. 48)
28. Будущее  (ст. 48)
29. Бегство  (ст. 49)
30. Не устоять  (ст. 51)
31. Одаренная  (ст. 53)
32. Пополнение  (ст. 54)
33. Подделка  (ст. 55)
34. Начистоту  (ст. 57)
35. Пробил час  (ст. 59)
36. Жажда крови  (ст. 60)
37. Ухищрения  (ст. 61)
38. Сила  (ст. 63)
39. Долго и счастливо  (ст. 65)

Добавить в избранное



Copyright © Сумерки 4: Рассвет, 2010-2017,